биография  |  события  |  избранное  |  портфолио  |  контактная информация  |  статьи  |  
 
   
Дружеский визит в Китай - 26.12.2005
По приглашению Китайской стороны Присекин Сергей Николаевич с 22 по 30 декабря 2005 года совершает дружеский визит в Пекин.




   
Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!
 
Отец
 
Борис Годунов
 
"И клятву верности сдержали... Смоленск, 1812 год"
 
Копьеносец
 
  статьи

Во все времена
 
В жизни и творчестве Сергея Присекина немало парадоксов. Ведь, несмотря на заслуженное уважение коллег по художественному цеху и популярность в среде почитателей живописи, никому еще не удавалось в одночасье увидеть почти все произведения Присекина. Собрать их в каком-то одном месте — галерее или выставочном зале — дело, пожалуй, безнадежное. Московский Кремль и Виндзорский замок, резиденция королевской династии Бельгии и палаццо Италии, штаб-квартира американского миллиардера Хаммера и офисы престижных банков, множество музеев и частных коллекций в России и Европе — вот лишь примерная география «прописки» большинства произведений Сергея Присекина. Поэтому собрание его монументальных полотен, портретов, пейзажей и графических работ в одном прекрасно изданном альбоме — не только своеобразная веха в судьбе самого живописца, «дети» которого уже давно и счастливо ведут самостоятельную жизнь, но и, безусловно, значительное событие российской культуры, значение которого и его масштаб нам еще предстоит постичь.
В художественную элиту России Присекин вошел сразу, оказавшись в центре самой искушенной и профессиональной аудитории.
В 1983 году двадцатипятилетний выпускник Суриковского института, ученик знаменитого художника и педагога Таира Салахова (который, к слову, был учеником Александра Дейнеки) Сергей Присекин представил на суд зрителей свою, теперь уже почти хрестоматийную, работу «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!». Монументальное полотно произвело фурор, а Присекин с тех пор каждым своим произведением продолжает доказывать, что на российском художественном Олимпе он обосновался по праву, всерьез и надолго.
«Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем», — писал в прошлом веке «неистовый» Виссарион Белинский. Что хотел сказать Сергей Присекин, когда у него только зарождался грандиозный замысел будущего шедевра? Ведь в российской истории фигура великого князя новгородского Александра Невского, с одной стороны, символична и свята (и Александр Невский по праву канонизирован Русской Православной Церковью), а с другой стороны, загадочна и противоречива, как сама его жизнь, великая деятельность на благо России и сама смерть. До нас не дошло ни одного прижизненного его изображения, а летописи и немногочисленные воспоминания современников полны недомолвок...
Почему же для картины художником выбран именно этот исторический сюжет, столь широко известный. Может, потому, что он многим из нас знаком с детства? Или потому, что лишь одно упоминание о Ледовом побоище наполняет душу гордостью за ратную славу предков? Вообще-то и эти мотивы, и множество им подобных вполне могли стать определяющей причиной, творческим толчком для обращения к образу Невского и Ледовому побоищу. В случае же с Присекиным все определилось со слов, сказанных Александром Невским семь веков назад: «Не в силе Бог, а в правде». Именно это крылатое выражение новгородского князя стало и девизом работы художника над монументальным полотном «Кто с мечом к нам придет...», и стержневой направляющей линией всего дальнейшего творчества Сергея Присекина.
В этом произведении поражает все: и геометрические размеры полотна, и количество изображенных персонажей (а их более 150), и ювелирная историческая детализация. Пять лет напряженной работы отделяют замысел картины от заключительного мазка. Пять лет раздумий, сюжетных поисков, этюдных зарисовок в стенах монастыря, где среди иноков и монахов художник находил образы будущих персонажей своего эпического полотна.
Константин Юон писал, что трагедия большого художника, много знающего и постоянно совершенствующегося, зачастую состоит в понимании, что он порой не имеет возможности сказать и малой части того, что знает и хочет сказать. Нам кажется, что в картине «Кто с мечом к нам придет...» Присекин избежал этой трагедии, ибо в композиции полотна, его цветовой гамме, высокой художественной документальности каждого фрагмента автору удалось столько рассказать, столько поведать и о стольком подумать, что это полотно однозначно поставило своего создателя в один ряд с лучшими российскими мастерами эпических полотен.
Когда Сергей закончил эту работу, успех полотна был впечатляющим. Художника удостоили Большой серебряной медали Академии художеств СССР и премии Ленинского комсомола. Картину выставили в Третьяковской галерее, а затем, совершенно неожиданно для художника, ее свернули в рулон и упрятали в дальний угол. Но у картины к тому времени уже появились свои почитатели. Они помогли ей выбраться из заточения, и вскоре полотно переехало в Париж, где экспонировалось, ожидая своей дальнейшей участи, в здании советского посольства. И лишь весной 1993 года, в ночь перед Пасхальным воскресеньем, на самолете, выделенном по распоряжению Президента России, картина была перевезена из Парижа в Москву и доставлена в Кремль. Когда солдаты президентского полка вносили огромный холст в Большой Кремлевский дворец, в честь Пасхи раздался колокольный звон молчавшей несколько десятилетий звонницы Ивана Великого. Знаменательное совпадение...
Картина «Кто с мечом к нам придет...» стала третьим монументальным произведением, украшающим Большой Кремлевский дворец. Два других созданы классиками живописи — французом А. Ивоном, изобразившим Куликовскую битву, и И.Айвазовским, написавшим по заказу императора Николая I храм Христа Спасителя.
Совершенно особое место в творчестве Сергея Присекина занимает портретная живопись.
Среди героев портретных работ Сергея Присекина есть и личности, уже оставившие свой след в истории человеческой цивилизации, и наши современники — люди, совершенно разные по общественному положению, своему месту в многоликой действительности, возрасту и темпераменту. Галерея созданных Присекиным портретов уж давно нуждается в серьезном академическом исследовании. Богатая палитра художественных приемов, глубокий психологический реализм и ярко выраженная — чисто присекинская — манера представления зрителю героя того или иного портрета — все это говорит о том, что Присекин вполне состоялся не только как монументалист, но и как пронзительно талантливый портретист.
В картине «Петр I» особенно ощутим эффект «неожиданно» сильного впечатления, которого добивается художник. Его цель — внести свое личное, неповторимое даже там, где, кажется, уже исхожены все дороги, где вроде бы уже не может быть ничего вне канонических трактовок. Ведь Петра Великого писали многие замечательные мастера. Свои черты в этот образ внесли Ломоно- сов и Фальконе, Каравак и Матвеев. «Никто никогда не изображал Петра в красном, — говорит художник, — но исторической достоверности я не нарушаю. Царь, будучи бомбардиром Петром Алексеевым, носил и такой мундир. Глядя на деятельность Петра сквозь прошедшие с тех пор эпохи думаю, что имею право в чем-то дополнить канонический образ императора... Петр казнил стрельцов, но и своими «отрицателями» прошлого и настоящего он тоже как бы распят. Не казни — да не казним будешь. Считаю, что здесь есть такой исторический переклик».
Заметно композиционное сходство в портретах Петра I и первооткрывателя Америки Колумба. Тот же пафос революционности, смертельного риска, устремления в поисках новых континентов и культур, та же твердая рука, сжимающая рукоять клинка. Но... многозначительная, эффектная деталь — Петр изображен на фоне реющего в темно-золотистом прапоре имперского двуглавого орла, увенчанного короной. Царственный исполин окрылен!
Главное в картине «Борис Годунов» — скорбь в глазах царя, ощущение неимоверной тяжести шапки Мономаха, скипетра, державы, облачений…Да, царская, имперская ноша всегда нечеловечески тяжела.
Национальный герой един во времени, несмотря на различия мундиров и наград. Это очевидно в недавних портретных работах художника, запечатлевшего конструктора Михаила Калашникова, создателя самого простого в обращении и самого уникального автомата в мире, Героя Советского Союза летчика Николая Антошкина, а также — для зала Победы Центрального музея Вооруженных Сил — Александра Покрышкина, которого президент США Ф. Рузвельт назвал, выступая в Конгрессе, лучшим летчиком-истребителем Второй мировой войны. Вдова первого трижды Героя Советского Союза Мария Кузьминична Покрышкина просила, чтобы этот портрет писал только Сергей Присекин. Хорошо знавшая всех наших знаменитых военачальников, М.К. Покрышкина говорила, что помнит маршалов Жукова и Рокоссовского именно такими, какими они изображены художником, писавшим полководцев по фотографиям и кадрам кинохроники. Увидев только что завершенный портрет супруга, она сказала одно: «Это Саша...»
Однако художник не менее внимателен и к тем, кому не предназначено войти в исторические хроники. Главный критерий здесь — яркая индивидуальность героя; незаурядность его судьбы. Одна из таких работ — «Валентин Романов (Батя)», рассказ о человеке, прошедшем детдом и лагеря, но сохранившем достоинство в каждой черте выразительного лица...
Тот, кто стремится понять, что такое современная Россия, в чем ее вера и идеалы, кто ее любимые герои, откуда она черпает силы и на что способна, не может пройти мимо галереи образов, созданных кистью Сергея Присекина, народного художника России. Народного не только по официальному статусу, но и по призванию, по отклику тех, для кого он творит.
«Занимаясь историей, трагедией мира, нации, человеческих судеб, я не имею права на чисто пластические эксперименты. Это слишком большая роскошь, а то и наглость и гордыня. На каждом из нас большая ответственность, я подписываю себе приговор, ставя свою сигнатуру на холсте. Я честно открываю свое лицо... Художник — самая гласная профессия, даже в самые закрытые времена...» — говорит Сергей Присекин. И это не громкая фраза. Право на каждое слово здесь заслужено вполне.
Тяжек груз кольчуги, щита, оружия молодого воина, идущего впереди возвращающейся с Куликова поля русской рати на картине «С Победой!». Копье на плечах воина — как крест... В глазах его — раздумье и непреклонная воля. Это автопортрет молодого художника, в 1980 году, в год 300-летия Куликовской битвы, написавшего свое первое значительное историческое полотно.
«Для художника, пишущего на исторические темы, российское прошлое представляет такую массу материала, что иной раз стоишь, как витязь на распутье, и размышляешь, с чего начать, что отразить в первую очередь, — так все интересно, полно жизни и вдохновения...» — утверждает живописец.
Стиль Сергея Присекина, его манеру письма, выбор тем порой сравнивают с великим французом Давидом, с его «экзальтированным пространством» «Клятвы Горациев», вспоминают о пафосе Веласкеса, но более уместно, пожалуй, вспомнить о великих российских мастерах — Брюллове, Александре Иванове, Венецианове, Сурикове, Верещагине... Ведь и в картине «Кто с мечом к нам придет...», и в работе «И клятву верности сдержали... Смоленск. 1812 г.», которая композиционно решена как своеобразный музей-пантеон героев народной войны, и в блистательном парном конном портрете маршалов Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского в кульминационный момент Парада Победы 24 июня 1945 года ощутима главная черта русской живописи — ее духовная наполненность. Заметны элементы иконной композиции, перевод на современный художественный язык древних, воспитывающих душу в народной традиции образов.
Одоление противника предстает не как одоление чисто физическое, но как Божий промысел...
Одна из главных особенностей Сергея Присекина, ставшего в 35 лет самым молодым народным художником Российской Федерации, способность глубоко осмыслить изображаемое событие, ощутить и услышать мистический «гул истории», который в повседневной перебивчивости шумов и звуков почти не слышен... По замыслу художника, картина должна стать поэмой о вековом противоборстве добра и зла, войны и мира, красоты и разрушения... Работы Сергея Присекина несомненно станут предметом исследования не только искусствоведов, но и историков. Ведь решающим вехам отечественной истории — от Ледового побоища до Куликова поля и от Петра I до отечественных войн 1812 и 1941 — 1945 годов — посвящен уже цикл масштабных полотен. Сам художник так определяет свое творческое кредо: «Хорошо, что сейчас в обществе появляется интерес к историческим картинам, которые не просто иллюстративно, а в аллегорическо-эпическом образе, через призму нового осмысления минувшего помогают задуматься о сегодняшнем дне и, что особенно важно, дают возможность заглянуть в будущее».
Присекин, как яркий и самобытный продолжатель лучших традиций отечественного изобразительного искусства, может с чистой совестью согласиться с мнением своего великого предшественника Виктора Васнецова, который говорил: «Мы только тогда и внесем свою лепту в сокровищницу всемирного искусства, то есть когда с возможным для нас совершенством и полнотой изобразим и выразим красоту, мощь, смысл родных наших образов, нашей русской природы и человека, нашей настоящей жизни, нашего прошлого, наши грезы, нашу веру и сумеем в своем истинно национальном отразить вечное, непреходящее».


источник: Андрей Барковский, Алексей Тимофеев

вернуться к списку


 
     

   Адрес: Москва, ул. Советской Армии, дом №4
   Тел.: +7 (495) 684-3498 в студию
   Тел.: +7 (495) 502-5201 мобильный
   e-mail: Sergey@Prisekin.com

   Изготовлено и поддерживается компанией АМС